Хроника событий Пусть Путин услышит, пусть Путин решит Московские трамваи едут в Нижний Новгород Вынесен первый приговор о незаконном размещении отходов на свалке «Кучино» В Курской области пройдет митинг против строительства свинокомплекса В Калининграде планируют открыть институт для работников культуры

Иркутские ученые надеются на «путинский фломастер»

В священном море правительство РФ увидело лишь «ценное рыбохозяйственное значение»

09.04.2018 в 10:16, просмотров: 715

Постановлением правительства РФ водоохранная зона Байкала сократилась с 65-80 километров до 200 метров. Ученые и экологи в шоке. Они прямо говорят, что это верный путь к полному уничтожению озера.

Иркутские ученые надеются на «путинский фломастер»
Главная правовая коллизия теперь такова: распоряжение о 200-метровой зоне напрямую противоречит многим положениям постановления N643 от 30 августа 2001 года, где подробно изложен перечень видов деятельности, запрещенных на Байкале. И теперь все зависит от мастерства юристов, которые будут обосновывать ту или иную стройку на берегу священного моря. Автор фото: Андрей Колганов

Решили вопрос в рамках разумного?

В Иркутском Лимнологическом институте СО РАН после неожиданного решения Дмитрия Медведева собрали пресс-конференцию. Ученые выглядели усталыми, удивленными и обескураженными одновременно. Разговор шел в таком ключе, что катастрофа уже произошла, и что делать дальше, они не знают.

Напомним, все началось 15 июня 2017 года во время телевизионной прямой линии с Владимиром Путиным. Житель острова Ольхон Виктор Власов пожаловался президенту, что из-за огромной водоохранной зоны они не могут вести никакой хозяйственной деятельности. Ни дорог построить, ни мусор убрать, ни заготавливать дрова, ни воду привозить нормального качества.

- Очевидно, что здесь слишком ужесточены экологические нормы и требования, - ответил Владимир Путин. - Наверное, кроме всего прочего, остров защищен еще и международными нормами и законодательством. Что в этой связи можно сказать? Надо оставаться в рамках разумного. Надо понимать, что природоохранная зона должна соответствовать не только статусу и потребностям Байкала, но и потребностям людей, которые там уже живут. И, конечно, нельзя заставлять людей таскать воду в ведрах и бидонах за несколько километров. И, конечно, вода должна быть нормального качества. И дороги должны быть построены. Надо сказать, что наши обязательства перед международными организациями не пострадают от этого. Кстати, у них там, за бугром, о людях прежде всего думают. Почему мы не можем поступить так же, я не понимаю. Обязательно будем делать это.

Путин дал указание решить этот вопрос до 1 марта 2018 года. Сегодня ученые говорят, что решать этот вопрос можно было только одним способом -- взвешенно и без всякой спешки. Но нет, в эти горячие дни все было сделано именно на скорую руку, без подготовки. Давайте вспомним хотя бы, что часть этого процесса - создание единых правил поведения на Байкале для предпринимателей и туристов осенью прошлого года - лишний тому пример. Важнейший документ до сих пор не опубликован, а его публичное обсуждение больше походило на ярмарку тщеславия отдельных разработчиков из института географии имени В. Б. Сочавы.

Так же и сейчас - 26 марта Дмитрий Медведев подписал распоряжение N507-р. Ссылается он и на разработки Иркутского института географии имени В. Б. Сочавы: «Этот подход основан на сохранении состояния прибрежных территорий, самоочищающих и стокоформирующих способностей рек и ланшафтов на их водосборах, для чего специалисты предложили ограничить территорию, с которой все стоки дренируются непосредственно в озеро Байкал».

Где экологическая экспертиза?

Лимнологи удивляются нелогичности и абсурдности медведевского распоряжения (и даже его грамматической несогласованности). Почувствуйте сами: «Границы водоохранной зоны в прибрежных населенных пунктах установлены в соответствии с прибрежной защитной полосой озера, имеющего особо ценное рыбохозяйственное значение (места нереста, нагула, зимовки рыб и других водных биологических ресурсов), в размере 200 метров, сведения о которой содержатся в Едином государственном реестре недвижимости».

- Этим распоряжением Байкал приравняли к любому озеру, имеющему особо ценное рыбохозяйственное значение, - возмущается Андрей Федотов, директор Лимнологического института СО РАН. - А как же «наша жемчужина»? А как же его уникальность?

Андрей Федотов, директор Лимнологического института СО РАН: «Мы постоянно встречаемся с монгольскими учеными по поводу их проекта строительства ГЭС в верховьях Селенги. Так они говорят прямо: «Какой вред мы можем нанести Байкалу, если вы сами к нему плохо относитесь? Наведите вначале порядок у себя!» Автор фото:Андрей Колганов

Уникальность Байкала подтверждена ЮНЕСКО в 1996 году, озеро находится под защитой этой международной организации. Россия несет ответственность перед всем мировым сообществом за сохранение Байкала. Но какую территорию мы должны сохранять? В 1997 году ЮНЕСКО определила, что защищать нужно Центральную экологическую зону (далее - ЦЭЗ) площадью 8,8 миллиона гектаров. В 1999 году был принят закон об охране озера Байкал, по которому площадь ЦЭЗ стала даже больше - 8,9 миллиона гектаров. То есть территория ЦЭЗ как минимум равна зоне, за которую с России будет спрашивать ЮНЕСКО.

За прошедшие 20 лет были приняты несколько законов, по которым в земли Центральной экологической зоны входят на сегодня три категории земель. Это особо охраняемые природные территории, само озеро Байкал с островами и водооохранная зона. Отметим еще раз - водоохранная зона входит в состав ЦЭЗ, за которую мы отвечаем перед всем миром. И вдруг сегодня эту «третью часть» резко сокращают. Вчера водоохранная зона была за 65 километров, сегодня стала всего 200 метров. Это значит, что наша страна самостоятельно решила «не париться» по поводу всей этой защиты, а дать возможность «простому местному жителю спокойно жить и работать на своей земле».

- Точных данных о том, насколько теперь сократилась зона ЦЭЗ, пока нет, но весь спор и все беспокойство специалистов сегодня именно из-за этого, - говорит Юлия Федоренко, судебный эксперт, которая работает в Госдуме РФ. - А ЮНЕСКО обязательно спросит! Похожая ситуация была с особо охраняемыми лесами в Республике Коми – и международное разбирательство было громким.

Дальше - больше. Лимнологи уже сегодня видят угрозу того, что на берегах Байкала в ближайшем будущем начнется добыча полезных ископаемых и другая промышленная деятельность. Никаких особых препятствий по выкупу земли на берегах Байкала, в том числе и иностранными гражданами, ученые сегодня не видят.

Поправить фломастером

А как нужно было поступить, чтобы выполнить поручение президента и удовлетворить просьбу ольхонских жителей? Нужен был взвешенный подход с подробным анализом жизни каждого населенного пункта. Еще раз процитируем распоряжение правительства: «Всего на Байкале сегодня 159 населенных пунктов с населением около 130 тысяч человек, 167 объектов социальной и инженерной инфраструктуры, 40 мест размещения твердых коммунальных отходов, 28 АЗС и проходит 540 километров дорог без твердого покрытия». Дело, конечно, небыстрое, но Байкал того стоит. Впрочем, не такое уж оно и долгое.

- На подробный анализ зонирования одного населенного пункта достаточно одного летнего сезона, - говорит Ольга Гагаринова, заведующая лабораторией гидрологии и климатологии института географии СО РАН. - Все поселения на Байкале мы могли бы изучить за 2 года.

Ольга Гагаринова, заведующая лабораторией Института географии имени В. Б. Сочавы, была удивлена выводами и поспешностью, с которой правительство приняло распоряжение о 200-метровой водоохранной зоне. Ее институт и сам участвует в обосновании подобных проектов. Автор фото:Андрей Колганов

Но не было у ученых этого лета - с момента ТВ-общения президента прошли осень и зима. Они еще надеются, что Путин узнает о происходящем на Байкале и все поправит своим фломастером - как это было во времена трубы «Транснефти», которую отодвинули от озера в последний момент.

Конечно, иркутские ученые уже написали письма и президенту, и в правительство, и в прокуратуру: изложили свои возражения и опасения. А проще говоря - указали на абсурдную и никчемную спешку в принятии этого решения. Кроме того, сегодня до конца не ясно, прошло ли это «обрезание Байкала» экологическую экспертизу. Ровно так же непонятно, проходило ли экспертизу разрешение на отстрел нерпы. Ведь всем, и уже не только ученым, известно: нерпа в Байкале не посчитана.

Специалисты по Байкалу – люди серьезные, с научными степенями, -- всю жизнь посвятили изучению Байкала, но теперь сделать ничего не могут, чувствуют себя как беспомощные котята. Более того -- их мнения даже никто и не спрашивает. В глазах - полная растерянность и безнадега. Как будто их убивают вместе с Байкалом.

 

"Прямая линия" Путина 2016. Хроника событий


Партнеры