Холодные сокровища

Меч Боромира в наших руках

14.02.2018 в 09:44, просмотров: 292

Первый контактный музей оружия открывается в Иркутске на этой неделе. Иркутяне полюбили подобные музеи и выставки: они уже трогали и кроликов, и оленей, и даже змей. Теперь в руки можно будет взять пистолет-пулемет, «звездочки» ниндзя или казацкие шашки.

Холодные сокровища
Коллекционер и каскадер Александр Кузьминский с мечом из «Властелина колец»: «Это совсем не оружие, но смотрится эффектно!». Фото автора

Оружие само найдет хозяина

Александр Кузьминский – известный иркутский каскадер. Настоящий десантник, он участвовал в боевых действиях в Таджикистане и Абхазии. В 90-е годы вместе с товарищами основал каскадерское общество. Кузьминский участвовал в съемках нескольких кинофильмов («Рыцарский замок», «Крест судьбы»): ставил бои с оружием.

– Я и сегодня преподаю арт-фехтование, – рассказывает Александр Владимирович. – Каскадер – профессия штучная. Хорошо, что теперь вновь востребованная. Скоро запустят киностудию в Ялте. К счастью, дела и на киностудии «Ленфильм» также пошли в гору. Думаю, работа у нас будет! Именно в Санкт-Петербурге сегодня находится наш профсоюз каскадеров. В него входит больше тысячи человек со всей России. Мы часто дублируем главных героев, поэтому востребованы бывают самые разные типажи: один артист высокий и толстый, другой – маленький и худой. Например, на этой неделе в Питере нужно было поставить драку фанатов: здесь можно было быть любой комплекции, главное – эффектно подраться. Меня обычно привлекают, когда нужно поставить бой на мечах.

Именно работа в кино помогла Александру Кузьминскому собрать коллекцию оружия. На съемках в самых разных регионах России к нему часто подходили местные жители и показывали свои «холодные сокровища».

– На десять покупок обычно случается один подарок, – улыбается Кузьминский. – Люди часто находят старое оружие, кто-то хранит доставшееся от предков. Состояние у таких раритетов обычно далеко не боевое: нужно его восстанавливать… Я считаю, что оружие само находит своего хозяина. Например, на съемках в Крыму мне подарили клыч – так называется шашка офицера-артиллериста. Она была сделана в начале двадцатого века, понятно, что истрепалась. Почти все оружие приходится доводить до ума: я обычно отправляю клинки в оружейную мастерскую в Нижнем Новгороде.

Раритеты коллекции – подарочный вариант драгунской шашки начала 1900-х годов в уцелевшей коробке и настоящий самурайский меч, острый как бритва.

– А вот это сказочное оружие приводит в трепет поклонников Толкиена, – говорит Кузьминский. – Наши каскадеры участвовали в съемках первого фильма трилогии «Властелин колец» в Новой Зеландии. У каждого героя там было по 30-50 бутафорских мечей. Они эффектно выглядят, но это не оружие. Например, центр тяжести у них сильно смещен, да и из строя они выходят быстро. Нашим ребятам достался меч Боромира – того, который умирает в конце серии. Для толкиенистов это настоящая реликвия. Теперь подержать этот меч сможет любой желающий, придя в наш музей!..

Самурайские мечи под портретом Умы Турман: здесь и точные копии, и настоящие японские артефакты. Фото автора

Сегодня кинорежиссеры хотят видеть в кадре настоящее оружие, которое хранит в себе дух времени. Как всегда, преуспели китайцы, они делают точные копии и мечей, и пистолетов. К понятию «оружие» это не имеет никакого отношения, но выглядят поделки эффектно и точно. Правда, позолота стирается очень быстро. Например, в этом музее есть точная копия меча Хаттори Ханзо из фильма «Убить Билла». С ним любят фотографироваться дети, он совсем не острый в отличие от других самурайских мечей: их, конечно, тоже можно подержать в руках, но лучше не доставать из ножен.

Кузьминский может говорить об оружии бесконечно. Он регулярно просматривает сайты объявлений, как только появляется что-нибудь настоящее – тут же покупает. Это дорогое удовольствие: стоимость казацкой шашки может составлять от 6 до 60 тысяч рублей. В Иркутске так серьезно коллекционируют оружие еще три человека. И каждый из них знает о «своей прелести» абсолютно все.

– Птичья голова бывает только на оружии, которое изготавливалось в Иране, – продолжает Александр Владимирович. – А вот эту дагестанскую саблю выковала в Кизляре кузнец-женщина, я с ней даже познакомился. А этот японский нож – для харакири, но не настоящий, хорошая китайская подделка.

Вот зачем нужны подделки

Отличить хорошую подделку можно по клейму – мастера наносят их только в одном месте, отклонений не может быть ни на миллиметр. Подделки, или реплики, на самом деле помогают контактному музею: настоящее стрелковое оружие они хранить, разумеется, не имеют никакого права.

Музей привлекает разнообразием экспонатов. Здесь есть китайская сабля дадао, которая гнется во все стороны. И еще – десятки мечей, ножей и кортиков. Метательным топорам отведен целый стенд. Рядом – арбалеты и луки. Вот трубки, из которых можно плевать ядовитыми стрелами. А здесь трости, в которых хранятся потаенные клинки. В углу скромно приютилась коллекция пуль – здесь их целая россыпь: есть пули и гильзы от пистолетов, от винтовок. Есть даже ружейные пули с Крымской войны середины XIX века.

Коллекция ножей – на любой вкус и под любую руку. Фото автора

– А этот перстень выдавался как награда офицерам СС, которые провели 25 рукопашных боев, – продолжает Александр Владимирович. – У нас есть и каски, и погоны, и шевроны времен обеих мировых войн. Военная форма учит истории по-настоящему. Вот шлем, который был в реальном бою. Наденьте его – и сразу почувствуете себя военным человеком.

Здесь можно научиться разбирать автоматы и пистолеты – разных модификаций и производства разных стран. Можно подержать в руках знаменитую винтовку Мосина или пистолет-пулемет Шпагина. Есть и разборные муляжи самого современного оружия. Многие взрослые люди здесь впервые держат в руках настоящее оружие.




Партнеры