Ранение табуреткой: пострадавшего кадета просят уйти из корпуса

Несмотря на смену директора, в Усольском кадетском корпусе не прекращаются драки между кадетами

06.02.2018 в 12:24, просмотров: 1937

Очередной громкий скандал случился на днях в кадетском корпусе города Усолья-Сибирское, хотя повод становится уже привычным – драка кадетов на почве неуставных взаимоотношений. Идут года, меняются директоры, но навести порядок в обители будущей офицерской элиты не удается никому. После шумных разбирательств весной прошлого года по поводу серии драк в стенах кадетского корпуса, повлекших увольнение очередного директора, на некоторое время воцарилась тишина. И вот опять – драка, больница, проверка. Знакомый сценарий. Но в этот раз случился новый, неожиданный поворот: пострадавшему кадету руководство корпуса рекомендовало уйти по собственному желанию.

Ранение табуреткой: пострадавшего кадета просят уйти из корпуса
Фото из архива семьи Манкевич

Второй повод

Утром 30 января иркутянке Анне Манкевич позвонила Людмила Михайлова, классный руководитель ее 17-летнего сына Дениса в Усольском кадетском корпусе, и попросила приехать в учебное заведение. Должен был решаться вопрос об отчислении Дениса в связи с тем, что он нанес на предплечье татуировку. Вечером того же дня Денис позвонил матери и рассказал, что директор корпуса Андрей Солдатов предложил забрать документы из учебного заведения, объяснив, что «такие «расписные» ему здесь не нужны».

- Мой сын – чемпион России по панкратиону, спортсмен, для него это не прихоть, а важная символика. Он объяснил воспитателям, что татуировка – это японский символ бусидо, кодекса самурая. Но его слова впоследствии исказили, заявив, что он поставил себя выше остальных кадетов, - объясняет мать Дениса Манкевича. – К тому же татуировки не запрещены уставом кадетского корпуса, он ничего не нарушил.

Первого февраля Анна Манкевич отправилась в Усолье, но в дороге оказалось, что повод для визита кардинально поменялся. Ей снова позвонил сын и сообщил, что он находится в больнице, у него пробита голова, а директор предложил ему собирать вещи и ехать домой. Выяснилось, что ЧП произошло еще день назад, 31 января в половине девятого вечера, но сообщить об этом матери никто не удосужился. В момент происшествия в корпусе не было воспитателей, и первую помощь подростку оказали сами кадеты – остановили кровь и промыли рану.

Узнав о произошедшем, дежурные воспитатели вызвали в кадетский корпус директора Солдатова. Он приехал и отвез Дениса в травмпункт на собственной машине. Только там врачи вызвали полицию и наложили на рваную рану в затылочной части головы подростка три шва. Впоследствии выяснились и обстоятельства конфликта – дракой это назвать нельзя. Денис в коридоре второго этажа жилого корпуса сделал кадету К. замечание, что он одет не по форме – не был подшит подворотничок. Тот ответил: «Это не твое дело». Произошла перепалка, в ходе которой Денис толкнул К. в плечо, отвернулся и стал спускаться с лестницы (этот момент сняли камеры видеонаблюдения). Кадет К. схватил стул, побежал следом и бросил предмет мебели в этажный пролет, попав Манкевичу в голову (этот момент на видеозапись не попал).

Первого февраля, добравшись до кадетского корпуса, Анна Манкевич попала на заседание внутришкольной комиссии, на котором ей было предложено добровольно написать заявление об отчислении. Документы на отчисление были подготовлены заранее. Как утверждает мать курсанта, ей заявили, что Денис необоснованными придирками довел курсанта К. до нервного срыва.

Содержание предыдущих серий

Драки, избиения, кражи и вымогательства продолжаются в кадетском корпусе не первое поколение учащихся. Об этом свидетельствуют сами родители. Но достоянием общественности они становятся не всегда – по сути, известны только случаи, получившие общественный резонанс, когда кадетам были нанесены телесные повреждения, требовавшие специализированной медицинской помощи – такие, при которых в медсанчасти корпуса помочь не могли и учащихся приходилось увозить в больницы и травмпункты Усолья.

Один из первых таких случаев произошел 3 апреля 2014 года. В драке, так называемой пацанской разборке, кадета Влада Мисорина, учащегося 9 класса, ударили в грудную клетку с такой силой, что у него треснуло несколько ребер. Кадет прошел лечение и после летних каникул вернулся в кадетский корпус. Однако, как рассказала его мать Светлана Мисорина, травля и издевательства продолжились и на следующий год, и родные были вынуждены забрать его домой, в Братск. Дальше он учился в обычной сельской школе.

На фото: Кадет Манкевич

Мать пострадавшего кадета требовала возбуждения уголовного дела по факту нанесения телесных повреждений. Дело было возбуждено, но до суда его довели только три года спустя. За это время агрессор успел благополучно закончить кадетский корпус. Суд состоялся летом прошлого года, прошло несколько судебных заседаний, однако по результатам последующих медицинских экспертиз было признано, что перелома грудной клетки не было, и дело закрыли за недостаточностью улик.

Светлана Анатольевна утверждает, что за время, прошедшее с момента нанесения травм, раны естественным образом зажили, однако данные судебно-медицинских экспертиз, сделанных непосредственно после драки, суд во внимание не принял.

17 октября 2016 года одиннадцать кадетов старших классов завели в душевую Ивана Макарова и жестоко избили. Его госпитализировали с черепно-мозговой травмой. Мать Ивана, член родительского комитета Наталья Макарова, вместе с другими родителями потребовала провести проверку, в результате которой директор корпуса Игорь Пименов был уволен. 26 декабря 2016 года был назначен новый директор, Мирза Ахадов. Но драки с тяжкими последствиями продолжились уже следующей весной.

16 марта курсанта из восьмого класса Данила Гончарова «уронили» на лестнице, ударив сзади по ногам, а потом наступили ему на лицо. Его увезли в больницу с сотрясением мозга и черепно-мозговой травмой.

- Сын сбросил сообщение: «Упал, запинали, болит голова». Я сразу спустился к машине, позвонил знакомому преподавателю, попросил проверить сына. Он перезвонил, сказал, что сын плачет, синяк с правой стороны лица. Подъехал – они уже стояли на КПП, забрал, увез в больницу, его сразу госпитализировали. Не оставил в санчасти корпуса, потому что там заставляют изменять причины получения травм. Например, есть кадет В., на которого заведено уголовное дело за кражу, его избили, а медика заставили написать, что он упал и ударился головой о шкаф, - рассказывает отец кадета Дмитрий Гончаров, сам ранее работавший в кадетском корпусе воспитателем.

Уже через неделю, 21 марта, одиннадцатиклассник избил восьмиклассника - сначала в раздевалке второго этажа учебного корпуса, а потом догнал на первом этаже и еще несколько раз ударил в лицо. В результате новой проверки был уволен и Ахадов, не проработавший и одного учебного года. Три месяца назад был назначен новый директор, Солдатов. И вот новая драка…

Замять не удастся, но ничего не меняется

Анна Манкевич писать «заявление по собственному желанию» отказалась. Вместо этого она написала ряд других заявлений – в областное министерство образования, в полицию и прокуратуру города Усолье-Сибирское (по месту происшествия), а также через сайт в Интернете обратилась напрямую к главе Следственного управления СК России Бастрыкину. Она просит разобраться в ситуации.

- Мой сын очень хотел учиться в кадетском корпусе, готовился, поступил со второго раза, после консультации с военными психологами, - объясняет она. – Поступил в седьмой класс в 2014 году. Ему очень нравилось учиться, хотя он знал про «дедовщину», бывало, приезжал в синяках, но говорил, что должен сам за себя постоять. В корпусе к нему никогда не было претензий ни от педагогов, ни от воспитателей. Наоборот, он был сержантом, замкомвзвода.

На вопрос, останется ли Денис обучаться в кадетском корпусе, она надолго задумывается.

- Я не знаю, имеет ли смысл обучаться в таких условиях. Возможно, если будет место, мы подадим документы в специализированную спортивную школу.

В сложившейся в кадетском корпусе ситуации сейчас разбираются все причастные ведомства – от министерства образования до Следственного комитета. Анна Манкевич не собирается останавливаться и хочет довести дело до конца, что бы это ни значило. Как это сделать правильно – вопрос спорный. Например, мать Влада Мисорина уверена, что от директора ничего не зависит – никто не может сломать сложившуюся систему взаимоотношений между старшеклассниками и младшими кадетами.

- Я попросила у сына прощения и сложила руки, признав, что ничего добиться не смогу, - говорит Светлана Анатольевна. Это же подтверждает и мать Дениса Манкевича:

- Мой сын – лидер по натуре и физически развит, спортсмен. Но когда он приехал в корпус в новеньких фирменных кроссовках и спортивном костюме, он уже через день позвонил и попросил привезти ему старые «спортивки» - сначала у него попытались вещи отобрать, а потом – украсть. Но уже через неделю он попросил нас съездить на «шанхайку» и купить самые дешевые тапочки и «треники» - даже старые его вещи оказались слишком хороши. Все равно украдут, так хоть чтобы не жалко было. Не спать же в них…

Парадокс в том, что каждый новый директор корпуса кажется родителям хуже предыдущего. Пришлый «варяг» Ахадов так и не смог завоевать авторитет ни у воспитанников, ни у коллектива и пал жертвой внутренних разборок. Солдатов, как говорят, опасаясь любой активности кадетов, отменил часть обычных мероприятий – «там сейчас как в реальной зоне, никого на территорию не пускают, выносить информацию запрещено под угрозой увольнения». Все уже с тоской вспоминают Пименова, при котором был хоть какой-то порядок.