Путь соболя: связано ли падение цен на мех с появлением Байкальского пушного аукциона?

Охотники считают, что позволить им участвовать в продаже пушнины -- «дело правильное»

29.01.2018 в 15:29, просмотров: 3334

Иркутск сегодня снова становится мировым центром перепродажи баргузинского соболя, настоящего короля в мире высокой моды. Год назад в Сибири прошел первый пушной аукцион, только что завершился второй. Пока заинтересованные лица – охотники, специалисты меховых компаний -- спорят, полезно ли появление второго крупного аукциона в России и как выгоднее продавать «мягкое золото».

Путь соболя: связано ли падение цен на мех с появлением  Байкальского пушного аукциона?
Фото: соцсети

Соболя для жены вратаря

Больше 25 тысяч шкурок баргузинского соболя было представлено на Байкальском пушном аукционе, который прошел в Иркутске уже во второй раз и собрал покупателей со всей России. Самый дорогой лот – 20 шкурок темного соболя с максимальной сединой - ушел по 750 долларов за каждую шкурку. В аукционе участвовали 9 брокеров. Среди них представители известных европейских домов моды, а также компании из Гонконга, Китая и Великобритании. Несортовой товар – второсортные, дефектные шкурки и соболь других кряжей – будут выставлены на торги в апреле этого года вместе с новым сортовым товаром.

- Именно аукционы помогают охотникам продавать соболь по самой выгодной цене, - говорят организаторы Байкальского пушного аукциона. – Мы берем себе лишь комиссию за организацию. Охотники наблюдали за ходом торгов в зале, а также в режиме онлайн на официальном сайте аукциона. Заметьте: шкурку, которая ушла за 750 долларов, на месте, у охотников, перекупщики купили бы не дороже 5-6 тысяч рублей.

Схема проведения аукциона типична. Покупатели вначале знакомятся с каталогом, где каждый соболь – «дикий сырой баргузинский» -- представлен профессионально: сорт шкурки, размер, оттенок, степень седины определяются опытными экспертами. Поставщиками пушнины являются охотники из разных регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока.

фото предоставлено организаторами Байкальского пушного аукциона

Покупатели в этот раз в Иркутск явились очень интересные. Одна покупательница, например, рассказала, что приехала за соболем для «персональной» шубы: ее заказала жена вратаря сборной России по хоккею Василия Кошечкина.

Монополия нарушена, цены пошли вниз

Однако не все участники пушного рынка рады, что в Иркутске теперь есть свой аукцион. Мы разговариваем с одним из иркутских заготовителей пушнины – он участвовал в прошлогоднем аукционе, а в этом году решил аукцион пропустить. Говорит, что таких игроков, как он, на рынке 80 процентов.

- Мы не участвовали во втором Байкальском пушном аукционе и считаем его деятельность вредной для развития нашей отрасли, - заявляет Юрий Кильметов, генеральный директор компании по заготовке соболя. – Свою выгоду теряют прежде всего охотники.

Раньше была монополия: аукцион – только один, в Санкт-Петербурге. Поэтому и цена в стране на соболя держалась высокой. Как только в Иркутске появилась альтернатива, цена за одного соболя в среднем опустилась со 113 долларов до 102. Мало того, охотники не могут забрать свои непроданные шкурки. Если раньше это можно было сделать за 1 доллар комиссии, то теперь аукциону нужно заплатить все 25 долларов. Откуда у охотников такие деньги, если в среднем один из них за сезон добывает 30 соболей? По моим данным, на втором Байкальском пушном аукционе удалось реализовать не больше 16 процентов всех соболей. Остальные 84% будут продаваться в апреле. Но на весеннем аукционе цена всегда меньше! Покупатели у нас одни и те же: это 70 фирм со всего мира. В апреле они покупают соболя, который будет храниться на складах – до следующего зимнего сезона. И всегда сбрасывают цену.

- Активны ли китайцы на соболином рынке в Иркутске?

- На аукционы они ездят редко, больше компаний из Гонконга. В Китае, кстати, пользуются большим спросом соболя самого низкого ценового сегмента: светлых тонов, которые непопулярны в других странах. Китайцы любят перекрашивать соболиный мех в яркие цвета (красный, зеленый), а это проще делать со светлым мехом. В Иркутске сегодня китайских перекупщиков не очень много. Им выгодно скупать соболь только по бросовым ценам: 500-700 рублей. А сегодня охотники на такую цену не согласны.

- Много ли среди соболиных добытчиков браконьеров?

- Не так много: все охотники сегодня стараются работать официально – так проще и дешевле. Штраф за соболя, добытого без разрешения на охоту, сегодня 60 тысяч рублей. Охотникам гораздо проще легально и добыть, и реализовать соболя. Мы через свою сеть принимаем только шкурки со всеми документами, чтобы их можно было везти дальше -- в Питер.

-- Почем нынче «сырой» соболь?

-- Один «кот» (так называют соболиного самца) -- от 4 до 6 тысяч, самки дешевле (они меньше) – за 2-3 тысячи. Больше всего ценятся ярко-седые «ежики» - этот мех визуально напоминает ежика, отсюда и название. Но такой редкий соболь встречается один на тысячу особей.

фото предоставлено организаторами Байкальского пушного аукциона

Аукцион, перекупщики или китайцы?

Но есть и другое мнение, отличное от мнения Юрия Кильметова. Многие охотники гордятся тем, что в Иркутске начал проходить пушной аукцион. Это и престиж, и выход к покупателям напрямую, и развитие охотничьей темы. Конечно, пока иркутской площадке еще далеко до популярности питерского аукциона, где «мягким золотом» торгуют с далекого 1931 года.

Интересно, что до сих пор главным лотом в Питере считается именно наш баргузинский соболь: «Непревзойденный по красоте мех шоколадного цвета с благородной проседью - этот вид соболя водится только в России, в Прибайкальской тайге», -- так пишут в сопроводительных рекламных материалах. Всех соболей, как известно, делят по кряжам: так называются территории, где водится этот зверь. Например, камчатский кряж, амурский, енисейский и самый ценный – баргузинский. В Иркутске на аукционе их еще различают, а вот в Санкт-Петербурге весь соболь стараются продать иностранцам как «баргузинский». Ведь это главный (да и единственный) соболиный бренд с безупречной репутацией.

Надо заметить, что другие крупнейшие мировые аукционы могут только перепродавать наш мех: это Finnish Fur Sales в Хельсинки, Kopenhagen Fur в Копенгагене, NAFA в Канаде и American Legend и North American Fur в США.

- Это очень правильное направление: дать возможность охотникам самим поучаствовать в аукционе, - говорит Георгий Кешиков, председатель Шелеховского отделения Иркутской областной общественной организации охотников и рыболовов. -- Правда, в один лот нужно собрать не меньше 10 шкурок. Столько соболей имеет возможность добыть не каждый охотник-любитель. Но он может объединиться с другим охотником. Правда, у каждого должно быть разрешение на добычу соболя, а шкурки проходят ветеринарное освидетельствование. Все это стоит денег. В отдаленных районах люди сегодня живут материально очень тяжело: этих нескольких тысяч рублей на подготовку к аукциону у обычного охотника может и не быть. Поэтому они приезжают в Иркутск и продают шкурки перекупщикам. Например, китайцы активно скупают соболей. Людям нужны живые деньги, а китайцы не требуют никаких документов: они знают, что в любом случае в Китае смогут перепродать соболя втридорога.

Добыть соболя достаточно трудно. Охота на него разрешена всю зиму. Есть два способа соболиной охоты: с ружьем и собакой (лайкой), а также с помощью «самоловов» (так называются капканы-ловушки). Последний предпочтителен – шкурка остается целой. Правда, после инициатив «зеленых» сегодня можно использовать только капканы, которые убивают зверя на месте, а не травмируют его, заставляя долго мучиться в предсмертной агонии. Каждый охотник определяет на своем участке несколько троп: они называются «путики». Вдоль тропы ставятся ловушки, внутри которых приманка - кусочек мяса или птицы. Охотники рассказали «МК Байкал», что соболь по своей природе зверь очень любопытный – обязательно придет на запах и посмотрит, что там.

- Лучше всего соболь идет на птичку-кедровку, - говорит охотник Иван, который промышляет в Нижнеудинском районе. – Но вначале кедровок еще нужно настрелять! Да и «самоловы» нужно расставить правильно: у соболя вертлявый хвост, который можно повредить, неправильно настроив ловушку.

Но даже добыв несколько шкурок, охотник не всегда уверен, что сможет их реализовать. Каждую шкурку эксперты проверяют по нескольким категориям: и по цвету, и по качеству выделки, и по ветеринарному состоянию. Этот милый зверек может болеть, например, дерматитом. Хорошие эксперты в соболях сегодня есть как на аукционе, так и у перекупщиков. Даже китайцы научились различать на шкурке каждое пятнышко. Неприемными они считают прелые шкурки: они испорчены молью. «Обтрепанный» соболь принимают дешевле в два раза, но все равно принимают. Ведь это пусть и мягкое, но все-таки золото…



Партнеры