В Иркутске два года идет расследование умышленного заражения ВИЧ-инфекцией

6 декабря 2017 в 13:55, просмотров: 1008

Октябрьский районный суд накануне удовлетворил иски иркутянки к полиции по поводу бездействия стражей порядка. Женщина возмущена тем, что уголовное дело по заражению ее ВИЧ-инфекцией расследуется очень медленно, разбирательство идет уже два года. Иркутянка считает, что это поможет ей добиться наказания для того человека, который заразил ее ВИЧ-инфекцией.

Как сообщает пресс-служба Центра СПИД в Иркутске, два судебных заседания подряд дознаватель полиции пропустила, несмотря на уведомления. На третье она пришла уже по постановлению суда. Заявительница почти два года пытается найти правду после заражения её ВИЧ молодым человеком. Поначалу её уверяли, что вопрос разрешится быстро: уголовное дело передадут в суд ещё до Нового года. Неоднократно она слышала, что необходимы ещё экспертизы, написала четыре ходатайства об ознакомлении её с материалами уголовного дела и о проведении нескольких проверок. За всё это время, как говорит потерпевшая, она не получила от полиции ни одного ответа на свои запросы. Осенью она подала жалобу в суд на их бездействие.

Началась эта история с бурного романа. Избранник девушки - солидный иркутский бизнесмен, владелец нескольких транспортных фирм. Поселившись в его квартире, девушка стала вить семейное гнёздышко. Помогла ему зарегистрировать ещё одно юридическое лицо.

- Мы вместе занимались домом и работой, которая стала для нас общей. Мы обсуждали, какими будут наши дети. Планов было много - на долгую совместную жизнь. Он поддерживал все мои идеи и, как сам рассказывал, полностью их разделял. У нас было много общих интересов. Мне и в голову не могло прийти, что у такого взрослого солидного мужчины слова могут расходиться с делом, - говорит потерпевшая.

Однако любовь обернулась кошмаром. В марте 2016 года у Елены поднялась температура, которая держалась неделю и не снижалась, несмотря на применение лекарств. Отношения с молодым человеком сразу завершились. Он отключил телефон, пропал из социальных сетей, попросил её больше никогда не звонить. Как позднее узнала заявительница, в юности молодой человек употреблял наркотики…

Диагноз «острая ВИЧ-инфекция» прозвучал для иркутянки как гром среди ясного неба. Из-за особенностей организма болезнь, которая развивается обычно от нескольких месяцев до нескольких лет, проявилась спустя считанные недели. Из-за резкого ухудшения состояния здоровья девушка устроилась работать в Центр СПИД в надежде, что это поможет ей встать ближе к началу очереди на терапию.

Девушка рассказывает, что заявление на бывшего суженого в полиции сначала не хотели принимать, сославшись на отсутствие твёрдых доказательств вроде совместного видео, снятого в момент сексуального контакта, или показаний свидетелей их близости. Только обращение в следственный комитет мотивировало служителей закона открыть уголовное дело. Иркутянка терпеливо отвечала на деликатные вопросы, а ее бывший любимый поначалу говорил, что не знаком с заявительницей, затем - что у него не было с ней интимной связи. Однако у оперативников есть совместная фотография в его квартире - в постели, в пижаме. Он удалил фото с телефона девушки, но его помогли восстановить её друзья-компьютерщики.

По мнению правозащитника, представляющего интересы заявительницы, обычно на практике такие обвинения действительно трудно доказать. Но Центр СПИД провёл для заявительницы редкий генетический анализ. Тип вируса, с которым столкнулась девушка, оказался очень распространённым в Иркутске, и, проведя дополнительное детальное исследование на 60 образцах, сотрудники лаборатории обнаружили, что подтип вируса совпал только у двух проб – потерпевшей и обвиняемого. Последний состоял на учёте уже более 10 лет, однако терапию не проходил.

Между тем материалы проведённой в Центре СПИД экспертизы вызвали сомнения у дознавателя, поскольку государственная медицинская организация с одной из лучших в стране молекулярно-биологических лабораторий «не имеет лицензии на проведение судмедэкспертизы». К тому же, работая там, «заявительница могла повлиять на её результаты». Хотя работники Центра утверждают, что весь анализ проводится в автоматическом режиме без возможности влияния на результат человеческого фактора. Пробы нужно было направить на дополнительное арбитражное исследование в другой регион. Но за два года полицейские этого не сделали, утверждает адвокат. При этом за последний год люди в погонах трижды приостанавливали дело, ссылаясь на недостаточность доказательной базы. Возможно, это дело решили «замять» в силу определенных договоренностей с родственниками обвиняемого. Мать бывшего возлюбленного заявительницы - известный в городе адвокат, правда, ныне переехавшая в Санкт-Петербург.

По информации пресс-службы ГУ МВД России по Иркутской области, опыт в успешном ведении столь деликатных уголовных дел, закончившихся приговорами, в Иркутской области есть. В 2017 году дознаватели расследовали ещё 4 подобных случая в Братске, Ангарске, в Усть-Удинском и Усть-Илимском районах. По двум из них уже оглашены приговоры, хотя процессы длились по несколько месяцев.

По словам главного врача Иркутского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями (Центр СПИД), история заявительницы типична. Стереотипы о наркопотребителях, бросающих учёбу ради дурмана и заражающих друг друга ВИЧ через инъекции одним шприцем, в корне неверны.

- В Приангарье вирус начал выходить в основное население в 2002 году, а в 2008 году незащищённые сексуальные контакты впервые превысили инъекционный путь по числу новых случаев инфицирования, - объясняет главный врач Центра СПИД Юлия Плотникова. – За всю историю наблюдений половой путь уверенно держится на первом месте среди причин заболевания. Сейчас в Иркутской области живёт более 35 000 человек с вирусом иммунодефицита в организме. В таких условиях главной группой риска можно назвать всё население региона. Часто бывает, что вирус в семью приносит один из супругов. Мы неустанно повторяем на наших акциях: любой незащищённый сексуальный контакт, даже с солидным взрослым человеком с престижной работой, высшим образованием, семьёй и детьми – это уже опасность заразиться ВИЧ-инфекцией.




Партнеры