Пьяным снайперам из Усть-Кута дали 37 лет на двоих

Вынесен приговор подонкам, расстрелявшим семью на трассе «Вилюй»

5 декабря 2017 в 12:22, просмотров: 3340

3 декабря 2015 года супруги Анна Слепухина и Александр Арбатский на своем микроавтобусе ехали из Иркутска домой в северный Киренск. Настроение у них было приподнятое. Александр и Анна отпраздновали свадьбу сына, удачно купили в областном центре межкомнатные двери, плитку и ламинат для ремонта квартиры. До родного Киренска оставалось меньше 200 километров… Наверное, супруги так и не успели понять, что произошло. Несколько громких хлопков - и Александр почувствовал сильную боль в шее, начал терять сознание, машина съехала в кювет. Анна выскочила из машины за помощью. Ей выстрелили в спину. На следующий день сотрудники полиции задержали виновников этого нелепого двойного убийства. Наконец, спустя два года, судья зачитал им приговор.

Пьяным снайперам из Усть-Кута дали  37 лет на двоих
Фаина Арбатская, мать погибшего водителя, приговор, в котором звучали подробности убийства ее сына и невестки, не могла слушать без слез. Фото с сайта vesti.irk.ru

Братья по разуму

Ровно два года шли следствие и судебное разбирательство по делу жителей Усть-Кута -- 28-летнего Владимира Вейса и 29-летнего Алексея Таюрского. В декабре 2015 года пьяный Вейс обстреливал машины на трассе Вилюй, а Таюрский подавал ему патроны. Итогом этой жестокой и бессмысленной расправы стали две смерти, остальных водителей от гибели спасло, наверное, только чудо. Три часа у судьи областного суда ушло на то, чтобы зачитать многочисленные версии, которые выдвигали подельники. Хотя в процессе долгого расследования оперативникам и следователям удалось установить подлинную картину произошедшего.

Ни Владимир Вейс, ни Александр Таюрский в прошлом не имели судимостей. Они привлекались к уголовной ответственности за мелкие нарушения, но до суда дело не доходило. В биографии двух приятелей много схожих моментов, у обоих были гражданские жены и по одному ребенку. Обоим были, в общем-то, безразличны собственные дети. Правда, в процессе судебного разбирательства бывшая сожительница Вейса изменила свои показания, сообщив, что отец ее ребенка все-таки помогал семье, но скорее всего, женщина сделала это по совету адвокатов, чтобы в деле бывшего гражданского мужа появились смягчающие обстоятельства.

Ни Вейс, ни Таюрский нигде не работали, а вот выпить любили. В характеристиках, которые давали осужденным родственники и участковые, сказано, что порознь приятели были спокойными, а когда пили вместе, в них появлялась агрессия, им хотелось пощеголять друг перед другом.

Убить кредитора

Когда в ноябре прошлого года Алексей попал в беду, Владимир пришел ему на помощь. Таюрский занял денег у одного жителя Усть-Кута, но вернуть долг не стремился. Кредитор оказался человеком сурового нрава, поймал должника, немного его поколотил и запер у себя в гараже. Когда кредитор отпустил Таюрского и дал ему несколько дней на возвращение долга, тот сразу же побежал жаловаться к приятелю. Вейс предложил Таюрскому спрятаться -- пожить на даче его матери в садоводстве «Ромашка», которое находится в 21 км от Усть-Кута.

Таюрский прятался на даче и вместе с Вейсом пил горькую. 3 декабря им не хватило алкоголя. Пьяные, они сбегали в соседнее садоводство, припугнули знакомую женщину, и та выдала им бутылку водки. Тема разговора во время застолья была одна -- что делать с кредитором. Вейс предложил не тянуть, прямо сейчас поехать в Усть-Кут и убить наглеца, из-за которого Таюрский вынужден скрываться и ходить с синяком под глазом.

Когда водка была допита, Вейс и Таюрский пошли добывать «ствол». Ранее они ходили с соседом по даче на охоту и знали, что на чердаке его домика хранится ружье. Приятели разбили стекло в домике, Вейс проник внутрь, а Таюрский остался стоять на стреме. Злоумышленники были так пьяны, что Таюрский не заметил, как потерял на крыльце свою варежку, а Вейс -- как выронил в доме банковскую карточку (карта была оформлена на девушку, которая впоследствии пояснила, что пользовался ею именно Вейс).

Вместе с ружьем ИЖ Александр Вейс украл 26 патронов. Он отличался более решительным характером, умел пользоваться ружьем. Один патронташ он повесил на себя, а другой, без ремня, друзья распотрошили. Патроны Таюрский распихал по карманам.

Владимир Вейс писал в Верховный суд – жаловался на нарушение его гражданских прав.

Вейс зарядил оружие и для проверки произвел несколько выстрелов в воздух и по домику соседа. Зазвенело стекло, друзья поняли, что оружие исправно, и двинулись в сторону трассы.

Двойное убийство за два стареньких телефона

Они намеревались добраться до Усть-Кута автостопом, но пока в ночи голосовали на обочине с ружьем наперевес, никто не останавливался. «Нас двое, поэтому не берут», -- догадался Вейс и посоветовал Таюрскому спрятаться. Сидя в канаве, Таюрский услышал выстрелы. Его приятель расстрелял микроавтобус «Тойота Хайс», в котором ехали супруги Александр Арбатский и Анна Слепухина. Машина с раненым водителем съехала в кювет. Из машины, в ужасе выкрикивая имя супруга, выскочила Анна. Вейс выстрелил ей в спину. Потом приятели вытащили из микроавтобуса тело Александра. Обшаривая машину, приятели услышали стоны. Поняв, что супруги еще живы, Вейс не колеблясь произвел по одному выстрелу в голову каждому. Добычей убийцы и его подельника стали два стареньких телефона «Нокиа».

Вейс пытался выехать на микроавтобусе на трассу, но колеса буксовали. Потом он заглушил мотор и впоследствии потерял ключи. Раздосадованный злодей выстрелил в замок зажигания, а потом пытался соединить провода, но завести микроавтобус ему так и не удалось.

Вейс и Таюрский снова вышли на трассу. Патронташ убийцы был пуст, и приятель подал ему патроны, которые нес в карманах. Вейс спрятался в кустах в нескольких метрах от дороги и начал охоту на водителей. Он хотел убить кого-нибудь, чтобы завладеть автотранспортом. Вейс расстрелял две машины, но они промчались мимо, не сбавляя ход. Впоследствии водители автомобилей расскажут, что сначала не поняли, что по ним стреляют, слышали хлопки, видели трещины на лобовом стекле и думали, что это летит щебенка. Когда один из водителей доехал до Усть-Кута и при свете фонарей разглядел свою машину, у него подкосились ноги. На лобовом стекле, на корпусе автомобиля были пулевые отверстия, подголовник пассажирского сиденья был в нескольких местах продырявлен насквозь.

После расстрела третьей машины у подельников закончились патроны, они вернулись на дачу.

Кто виноват?

Сотрудники полиции обнаружили убийцу и его помощника уже на следующий день – помогли отпечатки обуви, которые Вейс и Таюрский оставили на месте преступления. Зимой в садоводстве «Ромашка» мало кто гуляет по улицам, так что перед стражами порядка предстала очень четкая картина, полицейские смогли отследить все перемещения преступной парочки. Пока одни осматривали дом соседа с разбитым окном, пулевыми отверстиями в стенах и цветной варежкой на крыльце, другие допрашивали Вейса и Таюрского, которые довольно скоро согласились написать явку с повинной. Впоследствии были обнаружены спрятанное в дровянике ружье, одежда Вейса, испачканная кровью жертв, сотовые телефоны «Нокиа» и один патрон. Варежку опознала мать Вейса, в свое время она связала ее собственными руками и передала горемычному другу сына.

Во время следствия приятели выдвигали несколько версий произошедшего, реализуя идею Вейса: «Давай я возьму все на себя, сяду, а ты будешь носить мне передачи». Впоследствии Вейс понял, что в качестве носителя передач его друг ненадежен, и пытался выставить главным виновником его. Однако следователи установили, что хищение оружия, разбой, стрельбу по машинам, двойное убийство осуществлял Вейс, а Таюрский во всех этих преступных делах являлся пособником. В итоге Владимиру Вейсу суд назначил 23 года лишения свободы, а Алексею Таюрскому - 14 лет. Наказание оба осужденных будут отбывать в колонии строгого режима.

Мать погибшего считает приговор мягким 

Фаина Арбатская специально прилетела в Иркутск из Киренска, чтобы выслушать приговор извергу, повинному в смерти ее сына и невестки. По словам матери Александра Арбатского, она присутствовала на нескольких судебных заседаниях, и лишь один раз Вейс выдавил из себя еле слышное «Извините».

-- Конечно, я считаю приговор слишком мягким, за такое преступление нужна смертная казнь, -- говорит Фаина Гавриловна. -- Прошло два года, но боль от потери сына не стала меньше, у меня внутри все умерло. Мой второй сын, которому Саша был и братом, и отцом, и лучшим другом, после страшной новости поседел за один день. На похороны Саши пришло около тысячи человек, я еще ни разу не видела, чтобы мужчины так плакали. У него было много друзей. Саша с Аней занимались бизнесом, у них была торговая точка с товарами бытового назначения. Саша был добряком, всегда был готов всем помочь и в тот раз вез телевизор и автомобильные стекла для друга. Мне друзья говорят – убери из дома вещи, которые о нем напоминают, чтобы не было так больно, а я отвечаю – если я все уберу, то останусь среди голых стен, ведь Саша купил всю мебель. Для нас, родных, он был главным советчиком и опорой.




Партнеры