Назад в будущее

Сможет ли Иркутская область открыть «Ворота Байкала»?

11 октября 2017 в 11:32, просмотров: 592

Казалось бы, тема особых экономических зон в Иркутской области исчерпала себя. ОЭЗ если и существуют, то наподобие дрейфующих в бюрократическом пространстве виртуальных объектов. Но в связи с тем, что недавно зона «Ворота Байкала» поменяла статус (теперь она находится в зоне ответственности регионального правительства), вокруг нее снова закипела работа, пока, правда, только бумажная. Представитель президента в СФО Сергей Меняйло наведался в «столицу» ОЭЗ моногород Байкальск и призвал правительство региона ускориться и быстро определиться с тем, будут ли «Ворота Байкала» открыты.

Назад в будущее
фото Ирины Поповой

Голоустное, Листвянка, Байкальск: кто-то лишний

Полномочный представитель президента в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло побывал в двух болевых точках области – в Братске и Братском районе, где самым тревожным объектом остается город Вихоревка, а точнее, городская котельная, и в Байкальске, где весь город представляет собою один тревожный объект – не только из-за городской котельной, но также из-за безработицы, вызванной закрытием злосчастного БЦБК, а также из-за отсутствия всяких внятных планов на будущее. В Байкальске полпред собрал совещание относительно особой экономической зоны «Ворота Байкала», на которую возлагаются пока все надежды относительно Байкальска.

Еще недавно казалось, что «Ворота Байкала» давно похороненная инициатива.

Идея «Ворот» появилась среди других проектов ОЭЗ по всей России более десяти лет назад. Как отправная и ключевая точка зоны была предложена сначала Листвянка, но ее отвергла федерация из-за более чем скромных свободных площадей. Ведь Листвянка – это одна улица вдоль берега и несколько плотно застроенных падей. Тогда взгляды и надежды переместились в сторону Большого Голоустного, где огромные незанятые территории могли разместить все объекты инфраструктуры. Был разработан проект, который прошел госэкспертизу и общественные слушания. Только на этапе строительства жителям небольшого Голоустного обещали 5 тысяч рабочих мест, а еще отремонтировать дорогу – и вообще много чего обещали. И хотя скептически настроенные туроператоры предупреждали, что Большое Голоустное бесперспективно, ибо это географический тупик, предприниматели подоверчивей начали скупать землю и ставить турбазы.

Торжество надежд, увы, продлилось недолго – в 2009 году Большое Голоустное признали бесперспективным в туристско-рекреационном отношении, с карты ОЭЗ вроде не исключили, но отодвинули его развитие на далекое грядущее. Дмитрий Мезенцев, тогдашний губернатор, посетовал о пропавших даром десятках миллионов бюджетных рубликов, вложенных в разработку и подготовку проекта. Снова на карте ОЭЗ малой родины появилась Листвянка – как настоящие ворота Байкала. А вот восточные границы зоны в 2010 году переползли в Байкальск, где успешно работал лыжный курорт «Гора Соболиная», на который власти и сделали ставку. «Соболиная» заявилась в «перерисованной» зоне как единственный серьезный инвестор.

Байкальск, который оказался на грани народного бунта из-за безработицы, к 2015 году делал хорошую мину при плохой игре – в городе построили пирс, украшенный незамысловатыми скульптурами, развернули строительство рынка и собирались начать возведение нового ЗАГСа – очевидно, для местных пенсионеров, поскольку молодым в безработном Байкальске делать нечего и они уезжают. В проект ОЭЗ никто уже не верил. К развитию туризма в городе байкальчане отнеслись скептически.

Ликвидировать нельзя оставить

В прошлом году ОНФ зону назвал «неэффективной и намеченной к ликвидации» – в числе других. Представители ОНФ показали президенту Путину поле «Ворот Байкала» – пустое, не особо затронутое цивилизаторской деятельностью, сопроводив картинку комментарием: на зону потратили уже 199 миллионов рублей.

Счетная палата, проверив экономическую эффективность всех зон, признала инициативу – на уровне РФ – провальной. Невнятное законодательство относительно ОЭЗ не поспособствовало ни созданию рабочих мест, ни притоку налогов. 65% выделенных земель так и остались неиспользуемыми.

Но «Ворота Байкала» не закрыли – очевидно, имея в виду тяжелое положение моногорода Байкальска. В августе 2016 года ОЭЗ передали в управление Иркутской области.

Минэкономразвития Иркутской области сообщило, что работа идет – получена большая часть согласований от государственной экологической экспертизы, а работа по проектированию инфраструктуры так и вовсе почти закончена. В этом году властями было заявлено, что уже есть четыре инвестора на два миллиарда рублей (в числе инвесторов называются китайские компании), есть инициатива крупной московской компании, которая могла бы вложиться в четырехзвездочный отель в самом Байкальске.

Сергей Меняйло проинспектировал Байкальск, побывал на «Горе Соболиной» и собрал совещание по ОЭЗ, в котором от правительства области участвовали председатель правительства Руслан Болотов, его зам Антон Логашов, министр экономического развития Евгений Орачевский. Приехали резиденты и представители «управляшки» – руководитель регионального филиала АО «Особые экономические зоны» Сергей Иванов, который заступил на пост только в 2016 году.

Полпред констатировал очевидный факт – зона важна для региона, который связывает будущее с туристической отраслью, и для Байкальска, как способствующая диверсификации моногорода. Но поручил правительству определить целесообразность существования зоны и ее реальные возможности. В какой-то степени это прозвучало как прозрачный намек на то, что область должна реально оценить свои силы. Ведь из шести резидентов, с которыми заключены соглашения, лишь один работает на этой территории – традиционно, давно. Это как раз «Гора Соболиная», которая открылась еще в 1994 году.

Тем не менее правительство отчиталось об успехах: глава Минэконом­развития области поставил собравшихся на совещании в известность, что подписано много важных бумаг – например, дополнительное соглашение между Минэкономразвития РФ и правительством области. Утвердили перечень объектов инфраструктуры, изменили границы – Большое Голоустное исключили-таки из ОЭЗ.

Но дело тормозится из-за того, что в районе ОЭЗ нет достойной инфраструктуры и резиденты не могут начать строительство. Руслан Болотов объяснил позицию правительства: сумма, которая требуется на инфраструктуру, должна быть «четко аргументирована, обоснована управляющей компанией», в том числе и по срокам отдачи – когда объекты начнут приносить прибыль.

Но как прогнозировать прибыль, если резиденты ОЭЗ все еще вносят изменения в бизнес-планы – с учетом роста цен, инфляции? Эти планы еще только будут обсуждаться экспертным советом, а потом начнется процедура заключения дополнительных соглашений – по новым срокам и новым суммам инвестиций. Учитывая, что за десять предыдущих лет региональный филиал компании «Особые экономические зоны» не сделал ничего наглядного – ни водоснабжения, ни источников тепла и электричества, надеяться на скорые результаты не приходится. В 2016 году управляющая компания (под новым руководством) намерена была построить объекты инфраструктуры, но ничего не получилось, поскольку не пришли федеральные деньги. В этом году все осложняется тем, что проект переходит на региональный уровень, а за подобными изменениями всегда следует бумажная волокита. Полпред Сергей Меняйло утешил региональные власти тем, что правительство РФ готово выделять деньги на развитие «Ворот Байкала», которые, хотя и не открылись, но имеют перспективы. Если, конечно, власти поторопятся.




Партнеры