Тайное и явное

Убежав от журналистов, Левченко досадно успел проговориться

14 февраля 2017 в 10:15, просмотров: 6473

Губернатор Иркутской области Сергей Левченко на прошлой неделе провел весьма странную пресс-конференцию, посвященную планам на 2017 год. В течение первых сорока минут он бахвалился своими сомнительными достижениями, а потом и вовсе убежал от журналистов, сославшись на занятость. Не исключено, что бегство от представителей СМИ скоро станет обычной практикой для иркутского губернатора, поскольку его ответы на неудобные вопросы, судя по всему, все больше начинают напоминать шизопатический салат и не только не проливают свет на поставленные вопросы, а еще больше все запутывают. Посещать подобные сборища становится все бессмысленнее, если только не подвергать тщательному сопоставлению все сказанное ранее и только что услышанное. Создается впечатление, что сам губернатор даже и не задумывается о том, что кому-то придет в голову анализировать все его перлы. Между тем журналистика в Иркутске, какой бы хилой она ни была, все это если и не анализирует, то хотя бы фиксирует и тем самым невольно пишет современную историю этого губернаторства со всеми ее трагикомическими нелепостями.

Тайное и явное
Фото Александра Новикова

Ну вот, к примеру, самая очевидная из них. В качестве одного из своих достижений и достижений своего правительства Левченко привел снижение общей задолженности по заработной плате на предприятиях региона более чем в два раза. Однако, по ранее озвученному заявлению руководителя СУ СКР по Иркутской области Андрея Бунева, это произошло в результате расследования СКР уголовных дел о невыплате зарплат.

Сергей Левченко бахвалится, что в этом году Иркутская область станет уже не первой в России по объему этой задолженности, как это было в прошлом году, а одной из первых по снижению долга.

«Мы вынуждены заниматься не только бюджетной, но и производственной сферой и помогать руководителям, хозяевам предприятий решать задачу выплаты зарплат, — отметил Сергей Левченко. — В начале прошлого года мы были одними из первых в России по задолженности по зарплате, по области было более 200 млн рублей задолженности. На 1 января этого года мы эту задолженность снизили в два с лишним раза».

Непонятно, чем там вынужден заниматься Левченко, если 31 января 2017 года в ходе круглого стола для предпринимателей руководитель Следственного управления СКР по Иркутской области Андрей Бунев заявил, что с марта 2016 года общая сумма невыплат зарплат по региону снижена с 286 до 97 млн рублей. Для этого следователи проводили работу по материалам доследственных проверок и уголовным делам, объясняя бизнесменам, что деньги рабочим надо вернуть.

А еще раньше власти Иркутской области в качестве своей заслуги приводили увеличение налоговых сборов по итогам 2016 года, которые были достигнуты за счет эффективной работы налогового ведомства в регионе.

Себе в заслуги Левченко также приписал увеличение добычи золота и нефти и создание новых производств по глубокой переработке древесины в Усть-Илимске, не обмолвившись о закрытии старых. К примеру, ничего не сказал о банкротстве деревоперерабатывающего завода, который «Илим Тимбер» в свое время вывел из состава Усть-Илимского ЛПК, а теперь бросил. И даже снижение смертности от ДТП себе в заслугу поставил.

Рейтинг – все, правда – ничто

Главной же гордостью региональных властей, без сомнения, стало обеспечение по итогам 2016 года профицита бюджета, в рамках исполнения которого доходы превысили расходы на 2,1 млрд рублей.

По убеждению Левченко, это позволило региону выйти в лидеры в Сибирском федеральном округе и России по темпам роста бюджета.

«Регион за прошлый год поднялся с 11-го, предпоследнего места, в Сибирском федеральном округе на первое место в округе. И соответственно, если говорить о темпах роста налоговых и неналоговых доходов, то по общероссийским показателям мы поднялись с 67-го на седьмое место в России, – заявил Левченко. – Это серьезный задел, который нам необходимо продолжить уже в нынешнем году».

Во-первых, по данным самого Левченко, увеличить доходы бюджета Приангарью в 2016 году удалось благодаря росту отчислений компаниями налога на прибыль, данного вида налога было собрано почти на 40 млрд рублей. Кроме того, было зафиксировано увеличение на 10%, до 38 млрд рублей, отчислений налога на доходы физических лиц. Иными словами, доходы бюджета выросли по большей части стараниями налогового ведомства и СКР. Об этом следует читать выше. Левченко и его правительство к этому росту отношение имеют весьма условное, то есть они налоги не собирают, а только о них отчитываются. Вот если бы Левченко рассказал журналистам о том, как он договорился с крупными налогоплательщиками о дополнительных налоговых поступлениях в рамках соглашений о социально-экономическом партнерстве, было бы совсем другое дело. Но этого, к сожалению, нет. Зато есть история с паршивым душком о так и не полученных на социальное развитие Ангарском дополнительных налоговых платежах Росатома. Ее-то уж точно никто не забудет, и откреститься от нее Левченко никогда не сможет.

Во-вторых, следует учитывать, что профицит бюджета, позволивший региону подняться с какого-то там низкого на какое-то высокое место в рейтинге, также весьма условный показатель. Анализируя его, необходимо понимать, за счет чего случился профицит. Случился ли он за счет увеличения доходов или же преимущественно за счет снижения расходов? И как выглядит эта разница между возросшими доходами и сокращенными расходами? Все это также необходимо анализировать, поскольку сам по себе профицитный бюджет жителям области ничего хорошего не сулит, особенно если он достигается за счет сокращения расходов.

Сокращение бюджетных расходов – это прямая столбовая дорога к инвестиционному кризису, снижению количества заказов, сворачиванию строительства социальных объектов, банкротству подрядчиков, безработице, угасанию активности бизнеса и инфраструктурной разрухе. Что, к слову, уже и можно наблюдать в регионе повсеместно.

И это если еще не брать во внимание оголтелую нетерпимость этого правительства и к без того скромным льготам, над которыми постоянно нависают угрозы секвестра.

Так, в 2016 году в Иркутской области проходили многочисленные митинги пенсионеров, для которых правительство Иркутской области ограничило число бесплатных поездок в общественном городском транспорте до 30 в месяц, и до 20 – поездки по междугородним внутриобластным маршрутам. В связи с решением правительства инициативные группы граждан собрали больше 3 тыс. подписей под народным обращением с просьбой отменить решение правительства, однако в ответ на это председатель правительства Приангарья Александр Битаров предложил муниципалитетам за счет собственных средств возить в транспорте пенсионеров-льготников.

Кроме того, в конце 2016 года мэр Иркутска вынужден был направить в Законодательное Собрание Приангарья законодательную инициативу об увеличении стоимости бесплатного школьного питания, на получение которого имеют право школьники из малообеспеченных и многодетных семей. Стоимость составляла 15 рублей, муниципалитеты также были вынуждены вкладывать собственные средства в обеспечение нуждающихся школьников питанием. Позже правительство подписало постановление об увеличении стоимости до 30 рублей, однако запланировано, что в скором времени правительство внесет в Заксобрание законопроект об уточнении числа школьников, которые имеют право бесплатно питаться. Именно за счет сокращения числа школьников стало возможным увеличение платы из бюджета Приангарья.

Все это гримасы так называемого бюджетного профицита, которым бахвалится коммунист Левченко.

Ваши беды – это нормально

Ярким проявлением цинизма стала оценка губернатором ситуации в Саянске, где из-за решения регионального правительства без медицинской помощи остались жители города.

На пресс-конференции Левченко назвал нормальной ситуацию с продажей АО «Саянскхимпласт» региональному бюджету за 97 млн рублей без надлежащей предпродажной подготовки медсанчасти.

В оправдание действий своих чиновников Левченко заявил, что действующее законодательство не позволяло  правительству сделать это безболезненно для трудового коллектива медсанчасти и жителей города.

«Проблема известна. Это только первая проблема, к сожалению, по поводу получения лицензии медицинским учреждением. К сожалению, как решить этот вопрос так, чтобы было все планово, чтобы сразу после покупки медсанчасти наш Минздрав, он… Сразу медсанчасть начала работать, – пытался обосновать свою позицию Левченко. – К сожалению, в законодательстве такого варианта нет. Поэтому при передаче мы вынуждены были через этот этап пройти. Мы это прекрасно понимали и помогали сегодня медицинскому учреждению как можно быстрее этот вопрос решить. Там есть еще и следующие задачи, параллельные».

В качестве одной из таких параллельных проблем Левченко назвал капитальный ремонт и переоснащение медсанчасти, на которые потребуется потратить «достаточно немало средств, чтобы это сделать». «Поэтому думаю, что для того, чтобы мы в результате получили медицинское учреждение современного типа, эти все задачи еще до конца года будут решаться», – пояснил Левченко.

Проблему трудоустройства коллектива медсанчасти он тоже назвал параллельной и сложной, над которой правительство работает.

Также он обещал журналистам еще раз подтолкнуть вопрос по поводу получения медицинским учреждением лицензии.

При этом он не объяснил журналистам, кто оценивал стоимость приобретения казной региона медсанчасти и почему это было сделано за 97 млн рублей, учитывая многочисленные обстоятельства, указывающие на невыгодность данной сделки для жителей Саянска.

Дело в том, что в декабре 2016 года медицинское учреждение было продано собственником градообразующего предприятия региональным властям за 97 млн рублей. Однако при этом в помещении не был проведен капитальный ремонт,  вентиляция не была приведена в соответствие требованиям САНПиН. И пока эти нарушения не будут устранены, предприятие не сможет получить лицензию на проведение медицинской деятельности.

Все время эксплуатации помещения медсанчасти бывшим собственником  вентиляция осуществлялась за счет  жильцов дома, через их квартиры, поскольку медсанчасть располагается в жилом доме.

Конкурсы – потеря времени

Завершающим аккордом череды нелепостей в этой пресс-конференции стало заявление Левченко о его желании обратиться к председателю правительства РФ Дмитрию Медведеву и, при необходимости, к президенту России Владимиру Путинy с просьбой разрешить региону выбрать организацию для рекультивации отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината без проведения конкурсных процедур, на которые тратится много времени. При этом время, потраченное на изучение этой проблемы «ВЭБ Инжиниринг», которое с 2012 года разрабатывало технологию рекультивации отходов БЦБК и ее испытывало, в расчет им не берется, точно так же, как и время, безрезультатно потраченное на это учеными ИНЦ СО РАН.

Не смущает Левченко и то, что председатель его же правительства Александр Битаров ранее заявил о провале результатов всех научных испытаний по рекультивации отходов БЦБК, поскольку ни один из рассматривавшихся вариантов не оказался пригоден в реальных условиях. В прошлом году правительство Иркутской области, причем по инициативе Левченко, привлекло ученых ИНЦ СО РАН для проведения лабораторных испытаний по выбору метода рекультивации накопленных отходов БЦБК. Ранее предложенная «ВЭБ Инжиниринг» концепция рекультивации отходов также не устроила региональные власти.

Невзирая на все это, Левченко будет добиваться разработки проекта новой технологии рекультивации, уже опробованной в других регионах.

«Мы приняли решение найти организацию, которая будет заниматься проектированием новой технологии. Для того чтобы ускорить срок выполнения рекультивации, мне придется снова обращаться к председателю правительства и, возможно, к президенту, чтобы сократить время на конкурсные процедуры. Потому что на это тратится очень много времени, а нам надо в летний период уже приступить к рекультивации», – самонадеянно заявил Левченко.

Как отметил Сергей Левченко, карты-накопители шлам-лигнина планируется передать от ОАО «БЦБК», находящегося в процедуре банкротства, муниципалитету, который передаст их в областную собственность. «Это необходимо для того, чтобы мы могли выделить деньги на рекультивацию, — пояснил губернатор. — На эти цели запланировано 253 млн рублей, 37% из которых поступят из областного бюджета на условиях софинансирования, остальное — из федерального».

Создается впечатление, что рекультивацию отходов БЦБК власти региона хотят провернуть по той же схеме, что и строительство нового и реконструкцию старого аэропорта в Иркутске. И «ВЭБ Инжиниринг» слили, и ученых ИНЦ СО РАН, теперь вот уже и конкурс им поперек глотки. Не исключено, что вскоре и управляющая компания на горизонте замаячит со своей доморощенной технологией рекультивации отходов.

Выходит, даже побег Левченко с пресс-конференции его не спас. Как много мы всего узнали, даже не имея возможности задать вопросы. Пытался говорить, ничего не сказав, а все равно проговорился.



    Партнеры