Товарищу Сухову и не снилось

Ученый остался не понят журналистами и женщинами

30 января 2017 в 12:33, просмотров: 3013

Директор НИИ биологии Иркутского государственного университета, доктор биологических наук Максим Тимофеев на своей странице в социальной сети Facebook обвинил газету «МК Байкал» в искажении его слов в заметке «Ученый выразил обеспокоенность качеством исследований воздействия монгольских ГЭС на Байкал»:

Товарищу Сухову и не снилось
Фото со страницы Максима Тимофеева в Facebook

«Вот так и хочется сказать голосом товарища Сухова: Товарищи жен.. журналисты!

Зачем же писать провокационные заголовки, перевирающие суть сказанного и провоцирующие напряжение среди ученых?

Статья: «Ученый выразил обеспокоенность качеством исследований воздействия монгольских ГЭС на Байкал» это вообще-что?

Если бы вы хотя бы ознакомились с тем, о чем я тут писал, то узнали бы, что обеспокоенность выражена по поводу строительства ГЭС, а не по поводу работы наших коллег. Работы, которая еще ведется и как минимум не завершена чтобы оценивать «качество».

Меня, как и многих других, пригласили на открытое рабочее совещание ИНЦ СО РАН, где внимательно выслушали и обсудили сделанные замечания и предложения. Причем дали слово как по ходу докладов, так и в заключительной части дискуссии. Именно из подобных обсуждений и рождаются качественные научные экспертные заключения и именно для этого и проводят подобные совещания.

Со стороны коллег из ИНЦ СО РАН, привлечение сторонних экспертов (не из РАН) это как раз демонстрация ответственного и профессионального подхода к делу, что характеризует их самым лучшим образом.

Не сомневаюсь, что в итоговом заключении мои опасения будут учтены и тем или иным образом представлены.

Идет нормальная рабочая дискуссия, в открытом формате.

Итог работы коллег из Иркутска и коллег из Бурятии нужно и можно будет оценивать только после того, как они дадут итоговое же заключение, а не по результатам отдельных суждений и рабочих дискуссий.

Господа из МК не только не были на данном заседании, хотя там было достаточно журналистов, но и видать не прочитали оригинал моего сообщения, попавшего в новостные ленты. Поэтому и не уловили сути вопроса. А жаль...»

Источник: http://www.facebook.com/photo.php?fbid=1241594985893935

***

Во избежание двусмысленности при трактовке слов ученого редакция без каких-либо правок публикует также его запись в Facebook от 25 января 2017 года, в которой, по словам Максима Тимофеева, он не высказывал никаких опасений по поводу качества работы своих коллег, а лишь выразил обеспокоенность из-за строительства ГЭС на Селенге:

«Довелось сегодня принять участие в рабочем совещании по теме «Научные исследования по оценке воздействия на трансграничный бассейн рек Селенга в границах Российской Федерации в связи с планами строительства гидроэнергетических объектов на территории Монголии», проходившем в ИНЦ СО РАН.

Слушая доклады коллег из Иркутска и Улан-Удэ еще более убедился в негативной оценке потенциального влияния планируемых монгольских ГЭС на экосистему Селенги и самого Байкала.

Однако знаете что меня озаботило в большей степени?

Коллеги очень тщательно подошли к анализу среднесрочных и долгосрочных последствий изменения гидрологического режима вод и связанных с этим негативных сценариях, однако совершенно забыли оценить масштабы краткосрочных последствий, напрямую вызванных строительством и запуском указанных ГЭС.

Одним из совершено очевидных последствий формирования водохранилищ, будет затопление огромных территорий на сотни квадратных километров. В результате чего весь почвенный покров, насыщенных органикой и биогенными элементами, прямиком поступит в Селенгу и далее в озеро Байкал. Эффект от такого поступления «подкормки» в наш Байкал не сложно себе будет представить. Известная по множественным эко-отчетам история с разрастанием водорослей в бухте Сеногда, вызванная всего лишь одним стоком трубы Северобайкальска, будет лишь маленьким частным случаем, по сравнению с тем масштабом эвтрофикации, которую вызовут гигантские объемы биогенов, поступившие за счет смытых сотен кубокилометров почв.

Этот эффект мы увидим почти мгновенно.

К сожалению об этом в докладе не прозвучало ни слова.

P.S. поправьте меня если я не прав в своих опасениях»

Источник: http://www.facebook.com/maxim.timofeyev.9/posts/1239334339453333

Судя по всему, уважаемый ученый сначала написал в социальных сетях, а потом решил взять свои слова назад, испугавшись резонанса. Как всегда в подобных ситуациях, которые в последнее время стали общим местом, чиновники, а теперь еще и ученые сначала пишут и говорят, а потом только думают. А когда осознание произошедшего доходит до них, они начинают прятаться за словесным нагромождением и ищут виновных. Как правило, ими становятся журналисты, а теперь вот еще и женщины. Но слово не воробей, вылетит в «Фейсбук» — не заметишь. И сколько не прячься за слова, главного смысла в них все равно не утопишь. И думающий человек всегда до него докопается, и для этого совсем не обязательно журналисту сидеть на многочисленных формальных посиделках, толку от которых, кроме болтовни и мусорной писанины в социальных сетях, все равно никакого.

И последнее, ученый задается вопросом: «Статья: «Ученый выразил обеспокоенность качеством исследований воздействия монгольских ГЭС на Байкал» это вообще-что?»

Это наша ежедневная профессиональная работа – находить смыслы в речах и текстах чиновников, которые, как правило, изъясняются таким образом, чтобы сделать подлинный смысл сказанного недоступным для неискушенного читателя. Это позволяет им уйти от ответственности, то есть сказать хоть что-то и ничего не сказать. Это стало для них нормой. Мы этот смысл находим и извлекаем на поверхность. Это очень трудно и не каждому изданию это удается.

Теперь вот еще и чиновники от науки взяли на вооружение эту порочную практику.

Судя по всему, им необходимо имитировать деятельность, поэтому они ищут способы сказать что-нибудь, чтобы отметиться, но при этом чтобы начальство не напугалось и по голове не настучало. Чтобы и в «Фейсбуке» было, и чтобы овцы были целы. Вот, что это такое, товарищу Сухову с его гаремом из «Белого солнца пустыни» это и не снилось. И если в представлении ученого журналистика — это гарем, то, что же нам остается думать о науке?



    Партнеры